Страсбургский счет: сколько заплатит Россия участникам московских протестов

Страсбургский счет: сколько заплатит Россия участникам московских протестов

Было бы более справедливым, если бы следователи и судьи расплачивались за свои промашки из собственного кармана

В Европейский суд по правам человека одна за другой идут жалобы фигурантов «дела о массовых беспорядках», имевших, по версии российских правоохранителей, место минувшим летом в Москве. Очередное заявление, отправленное на днях в Страсбург, принадлежит, пожалуй, самому известному участнику этих событий — студенту Высшей школы экономики Егору Жукову.

Формально, напомним, Жуков осужден не за участие в уличных протестах, а за «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, совершенные с использованием сети Интернет» (ст. 280, ч.2 УК РФ). Однако под прицел правоохранителей попал именно после того, как побывал 27 июля на несогласованном митинге в поддержку незарегистрированных кандидатов в депутаты Мосгордумы.

 

Первоначально студент был обвинен в организации массовых беспорядков. Эта версия не нашла подтверждения. Студенту даже смягчили меру пресечения — с СИЗО на домашний арест. Однако «в нагрузку» к послаблениям дали новую статью.

«Не позднее 11.10.2017… Жуков Е.С., испытывая чувство политической ненависти и вражды к существующему в РФ конституционному строю, системе государственной власти и к ее представителям, а также действуя по мотиву идейного невосприятия и личной неприязни к ним… решил привлечь неограниченный круг лиц к своей экстремистской деятельности, направленной на дестабилизацию общественно-политической обстановки в РФ» — гласило постановление, подписанное следователем СКР. В вину студенту ставилось несколько видеозаписей с его высказываниями, размещенных им в YouTube.

Согласно результатам экспертизы, проведенной экспертами Института криминалистики Центра специальной техники ФСБ, главное преступление Жукова заключается во фразе: «Нужно хвататься за любые формы протеста». «Формы протеста разделяются на насильственные и ненасильственные, — рассудили эксперты. — Призыв «приниматься за любые формы протеста» включает в себя и крайние насильственные формы протеста как одни из возможных форм протеста».

Жуков и его защита решительно возражали против такой интерпретации. В тех же инкриминируемых ему роликах подчеркивалось, что «единственный способ поменять власть в России — это мирное, ненасильственное гражданское сопротивление». Железный, казалось бы, аргумент. Но ни на следователей, ни на судей он почему-то ничуть не подействовал.

В декабре Кунцевский районный суд Москвы приговорил студента Жукова к трем годам условно. Кроме того, в течение двух лет студенту запрещено «администрировать интернет-ресурсы». 13 февраля Мосгорсуд подтвердил законность и обоснованность этого вердикта.

 

В жалобе в ЕСПЧ доказывается, что уголовное преследование, которому подвергся Жуков, и последовавшие судебные решения были политически мотивированными. В предпринятых в отношении его действиях властей заявитель и его защита — правозащитная группа «Агора» — видят нарушение трех статей Европейской конвенции по правам человека: шестой («Право на справедливое судебное разбирательство»), десятой («Свобода выражения мнения») и восемнадцатой («Пределы использования ограничений в отношении прав»).

До Егора Жукова в ЕСПЧ успели пожаловаться минимум семеро фигурантов «дела о беспорядках» и лиц, пострадавших от действий блюстителей закона. И это, безусловно, лишь начало. Список лиц, подвергшихся уголовному преследованию в рамках «дела о беспорядках» насчитывает несколько десятков имен. Счет избитым и/или задержанным идет на тысячи. И в том, что ЕСПЧ пойдет навстречу заявителям — по крайней мере их абсолютному большинству, — сомнений практически нет. Об этом говорит вся предыдущая практика Страсбургского суда.

 

Так что не будет, пожалуй, слишком смелым предположить, что примерная жесткость, проявленная властями при подавлении летних протестов, обойдется государству в весьма круглую сумму. В сотни тысяч, а то и миллионы евро. Для справки: компенсация Алексею Навальному по последнему выигранному им в Страсбурге делу — ЕСПЧ посчитал, что содержание оппозиционного политика под домашним арестом во время рассмотрения дела «Ив Роше» было излишней и политически мотивированной мерой, — составила 20 тысяч евро. Плюс 2,6 тысячи — компенсация судебных издержек.

К сожалению, отдуваться во всех таких случаях приходится казне, безликой и безразмерной государственной кубышке. Между тем было бы, думается, куда более справедливым, если б те, кто допустил следственные и судебные «косяки», расплачивались за них из своего собственного кармана. Глядишь, наше правосудие само собой сделалось бы тогда беспристрастным и милосердным.

Источник: newsland.com

Предыдущая запись Писатель Дмитрий Быков предрек приход более худшего президента, чем Путин
Следующая запись «Я теперь злой»: доктор Мясников назвал Навального «козлом»

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы отправить комментарий, разрешите сбор ваших персональных данных .
Политика конфиденциальности

Яндекс.Метрика